Profile

a_young: (Default)
a_young

February 2016

S M T W T F S
 123456
78910 111213
14151617181920
21222324252627
2829     

Custom Text

Раньше в племени Тумба-Па рожали и мужчины и женщины, потому что так им велел бог. Рожали они всё подряд: и утварь, и зверей, и детей. Однажды вождь даже родил палку, через которую было видно соседнее племя! Хотя, кое-кто поговаривала, что он её отобрал у другого вождя. Но тогда выходит, что палку родил другой вождь, а не этот, какая разница? Собственно, в пустыне ничего полезного не было, кроме песка, людей и жары, вот и приходилось всё нужное рожать. И однажды бог (имя ему было Нахтевота) перестал посылать дождь. Это было очень некстати, поскольку жена вождя как раз родила отличную сухую тыкву для воды, и ей не терпелось её опробовать. Сам вождь сидел мрачнее чёрного камня, поскольку был беременным одновременно большим удобным долотом и двумя сандалиями. А воды-то всё нет! Взял вождь палку, не ту, в которую смотрят, а ту, которая просто так, и пошёл к чёрному жертвенному камню молится. Послушал бог его молитву, и сказал, что молитва у вождя галимая, и вообще бог сегодня не в настроении. Тогда вождь почесал спину палкой, и пропел молитву, как песню. Бог дослушал песню до конца, и сказал, что у вождя слуха нет, и пусть он в следующий раз нормальный рояль притащит, и жертвенный камень украсит цветами. И стало ещё более совсем нету воды. Вернулся вождь домой, и не выпуская палки из рук тут же всё племя озадачил: женщинам срочно родить рояль, а мужчинам бегом, млин, родить украсить камень цветами! А кому охота рояль рожать? Женщины, они вообще-то больше детей любят рожать, что-нибудь из косметики, или просто красивые камешки. Рояль, он ведь довольно плохо рожается, большой он очень, даже если кабинетный. И пошли они на хитрость - давайте, говорят, мы лучше детей родим, и рояль рожать заставим, пусть старшим помогают. Мужчины тем временем пошли к камню, и стали горячо (кроме тех, кто был в тени) обсуждать, какими цветами этот камень надлежит украсить. Даже до драки дошло, а поскольку беременных бить нельзя, то били в основном увальня, который только что родил яблоко, и смачно, сволочь, его сожрал. Тут и вождь с женой подоспели, и женщины с детьми, воды-то всем хочется. Мужчины тем временем сошлись во мнении, что камень лучше всего украсить такими цветами: чёрным и серым. Тем более, что рожать ничего не надо, ладошкой пыль стёр - вот и чёрный цвет, не стёр - серый готов. А женщины вместо рояля детей целую толпу привели, как и хотели. Вождь посмотрел на всё это, и у него роды начались преждевременно, долото нормальное, а сандалии на три размера меньше, и без ремешка. И ещё глаз начал дёргаться, а это для племени, в котором нет йода и бинтов, очень, очень дурной знак! И тут бог ещё сверху спросил, что это за митинг, и почему камень пыльный?! Вообще-то зря он это спросил, и такими иностранными словами. Когда пыль осела, а камень в очередной раз упал с неба на песок, бог сказал, что нечего было так волноваться, и дал людям дождь. И ещё сказал, что молиться лучше сидя на коленях. И без предметов. И поодиночке желательно. В общем, как-то подозрительно стал уступчивым для бога. А через некоторое время выяснилось, что рожать все стали только то, что рожали на митинге, и ничего больше. Женщины детей, мужчины ничего, а один увалень - яблоки. Вот так. Хорошо ещё, что бог этим ограничился, а ведь мог бы и про рояль вспомнить. Так всё в пустыне Какапука и нормализовалось, пока однажды там земля не стала живой, а это уже совсем другая история.
Давным-давно в пустыне Какапука вся земля была мертвая, и ничего на ней не росло, кроме племени Тумба-па. И ело это самое племя само себя со страшной силой, поскольку больше жрать было нечего. А злой местный бог Hахтевота ничего не посылал из жратвы, кроме дождя и солнца.

Hо однажды вождь племени Тумба-па принес в жертву много дождевой воды, и злой местный бог прислал ему большого вкусного миссионера! Съел вождь вкусное мясо миссионера, съели мужчины вкусную лошадь миссионера, съели женщины невкусный чемодан миссионера, а детям дали Библию. Ели-ели дети Библию - не съели. Ели-ели женщины Библию, не лезет она в рот. Ели-ели мужчины Библию - больше половины не съели.

Взял вождь Библию, и стал читать способ приготовления, а прочитал про доброго бога, про то, что мертвецов надо закапывать в землю, про тираж и офсетную печать. Созвал вождь всех мужчин и рассказал про доброго бога, про тираж и про мертвецов. Задумалось племя: ведь если всех мертвецов закопать, то есть вообще нечего станет! А вождь ударил каждого железной палкой, в которую видно соседнее племя, и заставил всех работать - половину мужчин заставил закапывать всех мертвецов, половину - отправил к женщинам делать тираж, а сам взял железную палку, которая делает "др-др-др", и стал делать из старого алтаря Hахтевота офсетную печать для доброго бога. Быстро-быстро сделал вождь новый алтарь, быстро половина мужчин сделали женщинам тираж, а вторая половина мужчин вообще ничего не стали делать, поскольку мертвецов после завтрака не осталось ни одного.

Посмотрел вождь на алтарь, и вера его выросла, посмотрел на женщин, и вера его укрепилась, посмотрел вокруг, и не врубился: чего это половина племени нифига копать не хочет? Взял вождь железную палку, которая просто так, и как пошел порядок наводить! Все мужчины начали копать, все женщины начали копать, дети копают, если бы вы в этот момент вождя с палкой увидели - сами бы рыть начали! В общем, закопали они мертвый лошадиный скелет, закопали дохлый фонарик без батареек, закопали по пояс полумертвого дедушку, а вождь все бесится - бог пожрать не дает, а скоро полдник!

Стало племя закапывать мертвую землю, и каждый зарывал ее до сорок восьмого пука. Посмотрел на это безобразие злобный бог Hахтевота, и послал дождь и солнце одновременно, поскольку безмерно обалдел. И вдруг из перекопанной земли стали расти всякие вкусные штуки : батат, и ананас, и апельсин, и кактус, и красные дождевые червяки, и консервная банка нашлась, которую вождь неудачно спрятал!

Hачался праздник, и все стали сытыми, и у всех укрепилась вера (кроме самых маленьких и глупых детей, которые плохо кушали), и стала с тех пор в Какапуке земля не мертвая, а живая. Потом, правда, пришли белые плантаторы и всех обломали, но это уже совсем другая история...